Давид Федорович Ойстрах

новости мира на сегодня читать онлайн .

Самым известным учеником П.С. Столярского является Давид Федорович Ойстрах (1908– 1974) – великий скрипач, выдающийся дирижер и педагог. Музыканты называли его «Царь Давид», безоговорочно признавая Ойстраха лидером мирового скрипичного исполнительства.
Искусство Ойстраха отличали классическая ясность, солнечный оптимизм и мудрость в сочетании с беспредельным мастерством. Невероятного качества звук, чистота интонирования и изящество фразировки делают звучание скрипки Ойстраха безошибочно узнаваемым даже в записи. «Ойстрах – целая эпоха советского исполнительского искусства, – писал Д.Д.

Шостакович. – …Ойстрах и скрипка, Ойстрах и музыка – эти понятия стали неразрывны. Его замечательное искусство давно завоевало мир. Не было уголка на земле, где бы не восхищались его удивительной, неповторимой игрой. Громадный репертуар Ойстраха включал в себя произведения мировой музыкальной классики, современной советской и зарубежной музыки. Многие скрипичные произведения впервые прозвучали в его исполнении… В последние годы Давид Федорович увлекся дирижированием. И тут его могучее дарование проявилось с истинной глубиной и блеском» [48. С. 9].
В репертуаре Д. Ойстраха были практически все произведения скрипичной классики, а также сочинения Б. Бартока, П. Хиндемита, И. Стравинского, К. Шимановского. Вершинными его достижениями стали концерты Моцарта, Бетховена, Мендельсона, Брамса, Чайковского, Шостаковича, Прокофьева, Хачатуряна. Помимо сольных выступлений и дирижирования, Д. Ойстрах много играл в различных ансамблях. Мировую славу заслужило трио Д. Ойстрах – Л. Оборин – С. Кнушевицкий, справедливо считавшееся одним из лучших не только в нашей стране.
С 1934 г. Д.Ф. Ойстрах преподавал в Московской консерватории. Среди его учеников – такие выдающиеся скрипачи, как В.А. Климов, Г.М. Кремер, О.В. Крыса, В.А. Пикайзен, И.Д. Ойстрах, С.И. Снитковский, О.М. Каган, Р.Д. Файн, Л.А. Исакадзе, Ж.Е. Тер-Мергерян, Г.Я. Фейгин и многие другие. У него также занимались и консультировались зарубежные скрипачи. Несмотря на огромные масштабы исполнительской деятельности, Д.Ф. Ойстрах и по размаху своей педагогической работы может быть сравнен с немногими крупнейшими музыкантами-педагогами.
Характеризуя личность Д.Ф. Ойстраха, выдающийся дирижер К.П. Кондрашин писал: «Если бы можно было собрать воедино все качества Давида Федоровича и определить их одним словом, я сказал бы, что это слово – доброта. Из него буквально струилось доброжелательство к людям – стоял ли он на эстраде или общался в быту. Не в этом ли и был секрет его артистического обаяния, если не говорить о всемирно признанных его профессиональных качествах? …Уже одно его появление из-за кулис с обаятельной, немного смущенной улыбкой не могло не вызвать симпатии. …Один английский критик очень доброжелательно написал в своей рецензии: “Когда на сцене появился легендарный “Царь Давид” с внешностью доброго дядюшки, весь зал разразился овациями”» [48. С. 24].
Не вызывает сомнений то, что и в педагогической работе Д.Ф. Ойстраха это качество было одним из определяющих. Попадая в класс музыканта такого масштаба, студенты обычно испытывают огромное волнение, могущее развиться в комплекс неполноценности. Ничего подобного не происходило в классе Д.Ф. Ойстраха. «Кто из нас, учеников Ойстраха, не входил впервые в его класс с душевным трепетом! – писал С. Снитковский. – А через несколько часов, дней или недель каждый чувствовал, что приобрел подлинного наставника и большого друга. Порой, играя в классе, многие ученики Давида Федоровича забывали (благодаря его удивительной манере общения с коллегами, учениками, просто любителями музыки), что перед ними великий художник. Огромный педагогический талант, неповторимая доброжелательная, творческая атмосфера, всегда царившая на его уроках, – все это явилось залогом замечательных успехов “школы Ойстраха”» [Там же. С. 122 – 123].
Вот выдержки из воспоминаний его учеников. Р. Гвасалия: «…стоило войти в класс, и ты становилась лучше, добрее; около тебя был не только учитель, а друг, человек, который думал и заботился о тебе, и тогда трудное становилось легким, а невозможное – возможным…» [Там же. С. 109]. В. Климов: «Когда я выступал на конкурсе (Первом международном конкурсе им. Чайковского в 1958 г., на котором В. Климов получил 1 премию. – Е.Ф.), то каждый раз видел, что Давид Федорович, сидевший среди членов жюри, улыбался мне, старался ободрить. И мне становилось спокойнее, такое у него, несмотря на волнение, было доброе и ласковое лицо» [Там же. С. 112]. В. Пикайзен: «Говоря о работе Давида Федоровича с учениками, я бы отметил прежде всего его доброжелательность.
Всегда он умел выделить в игре ученика что-то хорошее, ободрить его, вдохнуть в него веру в себя» [Там же. С. 118].
Такая доброжелательность совсем не исключала строгого отношения к недостаткам учеников, тщательной работы по их устранению. Но форма, в которой Д.Ф. Ойстрах указывал ученикам на их недостатки, была предельно корректной и стимулировала дальнейшие усиленные занятия. Вот как описывает С. Снитковский типичный пример занятий: «Я не помню случая, чтобы Давид Федорович, прослушав какого-нибудь юного ученика или начинающего молодого артиста, сказал ему, что он играет плохо или плохо научен. Обычно, если речь шла об одаренном скрипаче, играющем недостаточно хорошо, Ойстрах говорил: “В вашей игре много хорошего, но… хотелось бы большей устойчивости технической и ритмической, более точной интонации. Местами звук мог бы быть красивее, не всегда ясен замысел; недостаточно выпукло ощущается развитие, кульминация, спад. Отсюда и неточность динамики. Но у вас, безусловно, может великолепно получиться, если вы поработаете…” Такая, казалось бы, уничтожающая характеристика не только не обескураживала молодого музыканта, а наоборот, вселяла в него надежду в успешное решение всех задач» [48. С. 123].
Атмосфера доброжелательности и сотрудничества в сочетании с высокой требовательностью, таким образом, представляла собой важнейший педагогический принцип Д.Ф. Ойстраха. Другим принципом было совместное творчество, поиск нового как результат совместного опыта учителя и ученика. В.Ю. Григорьев так сформулировал этот принцип Д.Ф. Ойстраха: «Я ничему не могу научить ученика, но вместе с ним мы можем многому научиться» [23. С. 746].
Особое внимание Д.Ф. Ойстрах обращал на музыкальное становление ученика, его общее развитие, отвергая распространенный в скрипичном исполнительстве и педагогике чисто виртуозный подход. «Все должно было идти от музыки, вспоминает В. Пикайзен. – Даже в чисто виртуозных пассажах он советовал найти музыкальный смысл… На уроках Давид Федорович часто проводил аналогии между исполняемой музыкой и произведениями литературы, живописи, скульптуры. Это развивало ученика, будило мысль. Давид Федорович изумительно показывал на инструменте, как следует исполнять то или иное место, добиваясь прежде всего у ученика точного понимания замысла композитора» [48. С. 118 –119]. Нетрудно найти сходство основополагающих педагогических принципов Д.Ф. Ойстраха и крупнейших мастеров фортепианной педагогики.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.